Друзья! В продаже две книги нашего друга Саркисова Александра  - члена союза писателей России.

Книги написаны с юмором, легко читаются, замечательно иллюстрированы и несомненно доставят удовольствие читателю.

Особое место книгах занимает Черноморский флот и Севастополь.

Приятного чтения!

 

"Система" - купить книгу можно здесь...

 

 

 

"Гонобобель" - купить книгу можно здесь...

 

 

 

Фрагмент из книги:

ВЕРНОСТЬ ПРИНЦИПАМ

Отдав четвертак служению Родине на дальнем Севере и осознав, что активной жизни остается все меньше, а пенсия больше уже не станет, Игорь Павлович Замурин принял твердое решение- хватит! Неожиданно пришло понимание того, что пенсию лучше получать не много, а долго. О том, что бы остаться не могло быть и речи. Жизнь в военном городке была черно – белой и это не метафора, черная форма, черные подводные лодки и белый снег. С разнообразием времен года  тоже была незадача, их было два – пол года солнце не всходит, пол года не заходит.

 

Хотя, честно говоря, не все было так плохо, были и свои плюсы. Сотрясавшие страну катаклизмы, проходили здесь гораздо спокойнее и мягче. Например, Андроновское закручивание гаек запомнилось только тем, что особисты перестали стесняться своей работы, а Горячевская перестройка – дефицитом газет, журналов и растерянностью политработников. Потом был Эльцин, и все поняли, что пьянство моральному облику не помеха, а службу можно совмещать с бизнесом.

 

А главное получку давали во-время и кормили исправно.

 

Против частой смены власти офицеры не возражали потому, что каждый раз с приходом нового вождя им традиционно увеличивали денежное содержание.

 

Размышляя о жизни на будущей пенсии, об отдыхе Игорь Павлович и не думал, наоборот ему хотелось трудиться, много трудиться и получать от этого удовольствие. Трудиться, но без «стой там, иди сюда», без «хватит идиотничать», без «вы недопонимаете». Хотелось , что бы от его работы была польза, конкретная польза, конкретным людям. За двадцать пять лет службы он так и не смог увязать свое беспрерывное бдение с потребностями Ивановской ткачихи или Волжского автомобилестроителя. Похоже, что даже Чукотский оленевод не очень нуждался в его героическом самопожертвовании.

 

Устал Замурин, захотелось ему буйства красок, и что бы пахло непременно разнотравьем, а не горюче – смазочными материалами. Уволился он так же быстро как и принял решение об увольнении. Семьи у Замурина не было и все нажитое добро вместе с выходным пособием и подарками на память уместилось в дорожную сумку с загадочной надписью из другой жизни - «С.Т. ДЮПОН».

 

Насколько он хотел новой жизни, настолько он ее и боялся. Привычка жить на всем готовом расхолаживала. Замурин понимал, что новая жизнь даст много новых возможностей, но и принесет много проблем.

 

 

 

Особого выбора у Игоря Павловича не было и основной мотивацией в решении вопроса «Куда податься?» было жилье, вернее его отсутствие. Двадцать пять лет прожил он на служебной площади и получить положенные законом квадратные метры он мог только там, откуда призывался.

 

Маршрут был не простой, но понятный. Сначала на катере пересечь Кольский залив до Североморска, оттуда на автобусе в Мурманск, а там на поезд и через два с половиной дня в Иваново. Билет купил самый дешевый, через Балагое. Можно было бы и самолетом, оно конечно быстрей, но Замурин летать не любил, даже побаивался, да и спешить особо было не куда.

 

 

 

В Иваново, выйдя из здания вокзала, Игорь Павлович двинул на стоянку такси. Ему нужно было на автовокзал, а тот находился на противоположном конце города.

 

За рулем такси оказалась женщина. Довезла она его весело, с ветерком. Купив билет на автобус до Южи у женщины билетера, он приобрел  пару журналов в дорогу у женщины киоскера, зашел в автобус и предъявил билет женщине контролеру.

 

В автобусе, кроме него, был еще только один мужчина – небритый старик инвалид без ноги в засаленной кепке.

 

Через два часа он прибыл в Южу. На вокзале автобус встречали старший лейтенант милиции и диспетчер – обе женщины. Похоже, что зафиксированный в известной песне (…а Иваново город невест…) Крылатовым и Плецковским  половой баланс города Иваново можно было смело распространить на всю область.

 

Южа приветствовала приезжающих баннером, где в пяти строчках местные креативщики попытались совместить богатую историю с географическим положением и современным состоянием промышленности. Повеяло сухостоем Википедии.

 

Южа это не просто городишко – это райцентр. После военного городка, Южа с населением более десяти тысяч человек показалась Замурину мегаполисом.

 

Название у города было не обычным и если верить историкам, театрально вопрошающим «Откуда есть пошли города Русские?», то название Южа происходит от финно-угорского «юзга» сиречь болото. Историкам Замурин не доверял, для военно-морского офицера, что историк, что филателист один хрен.

 

Поселившись в гостинице с амбициозным названием Центральная» и ресепшеном  на втором этаже, он выпил из-под крана стакан воды с жутким запахом сероводорода. Через короткую паузу, не успев развесить вещи в шкафу, он с шумом опорожнил кишечник, ритуально расставшись со всем, что связывало его с прежней жизнью.

 

Планов было громадье, выбить жилье, оформить пенсию, устроится на работу. Последовательность принципиального значения не имела.

 

Военком, на удивление, оказался мужчиной. Он дружелюбно объяснил, что пока не будет личного дела и разговора по существу тоже не будет, но пообещал посодействовать с работой. Военком связался с мэром и рассказал, что появился ценный кадр.

 

Мэр оказался человек деловой и встречу откладывать не стал.

 

В приемной, стареющая фифа с избыточным макияжем предложила чаю и прояснила обстановку

 

- Сейчас мэр освободиться и вас примут.

 

О начальнике она говорила уважительно в третьем лице множественном числе.

 

Прошло минут пять, секретарша приоткрыла дверь в кабинет босса

 

- Товарищ Замурин, пожалуйста.

 

Он вошел твердым, почти строевым шагом и представился

 

- Товарищ мэр, капитан 1 ранга в запасе Замурин по вашему приказанию прибыл.

 

Других заслуг и достижений он за собой не знал.

 

Когда в ходе беседы выяснилось, что капитан 1 ранга это как полковник, мэр не на шутку разволновался.

 

- А что Игорь Павлович, генеральным менеджером на лесопилку пойдешь? А то у нас там чехарда, один проворовался, другой спился, ну не бабу же, честное слово, назначать!

 

Загадочное слово «менеджер» настораживало, но исповедуя принцип – «Лучше быть головой у мухи, чем задницей у слона», Замурин согласился.

 

Искренне обрадованный мэр, пообещал в течении месяца решить вопрос с жильем.

 

- Когда прикажете приступать?

 

- Завтра я вас представлю коллективу, сразу и приступайте.

 

 

 

Утром Замурина представляли коллективу. Коротко рассказав о себе и о планах, он вызвал уважение и надежду  у работоспособной части коллектива, пьющие насторожились, а когда выяснилось, что он холост, у женской части коллектива начала мечтательно вздыматься грудь.

 

- Игорь Павлович, вот приказ о назначении, вам и карты в руки.

 

Мэр протянул Замурину фирменный бланк с текстом. Начиналась новая жизнь.

 

Как опытный штабист, он начал со штатного расписания, в нем были сплошные менеджеры, Замурин растерялся. Но проведя утреннюю летучку он понял, что менеджер это тоже самое что бестолковый матрос, только изъясняется более изящно.

 

Штатное расписание он безжалостно перекроил. Начал с себя, изменив генерального менеджера, на привычного и понятного всем директора и не удержавшись, увеличил оклад на десять тысяч.

 

Разобравшись с ситуацией, Замурин развил бурную деятельность. Уволил инженера по технике безопасности, заставил закодироваться технолога, провел субботник по уборке территории, завел секретаршу, громкую связь и повесил в кабинете портрет Путилина.

 

Как учили на флоте, он изучил всех начальников от Губернатора до мэра. Он знал как они выглядят, фамилии, имена и отчества, и даже краткую биографию каждого из них. Начальство надо знать в лицо!

 

 

 

Время шло и дело спорилось. Замурин оформил пенсию и получил однокомнатную квартиру на улице Футбольная. Лесопилка расширялась, появились две новые сушилки, новые деревообрабатывающие станки, начали активно сотрудничать с Ивановскими мебельными фабриками и даже стали производить нехитрую дачную мебель. Зарплаты выросли и стали регулярными. Устроиться на лесопилку без протекции стало не возможно.

 

А когда мэр обратился с просьбой устроить его племянницу, Игорь Павлович понял – это признание!

 

Личная жизнь тоже присутствовала, но не отягощала. Женского пола Замурин не чурался и к сексу относился как к необходимой медико-гигиенической процедуре. Состоянию его простаты мог позавидовать любой призывник.

 

Он часто цитировал героя известного фильма – «Я старый солдат и мне не известны слова любви». Он понимал, что такое любить флот, что такое любить Родину, а как применить это в отношении женщины Замурин себе не представлял.

 

Секретарша его боготворила и с радостью помогала справиться с этой проблемкой, справедливо решив, что у нее не убудет и вообще негоже добру пропадать.

 

 

 

Когда доходы лесопилки начали выходить за рамки приличия, как и водится, появились темные личности. Позвонил местный авторитет, что бы назначить стрелку, ничего не смыслящий в понятиях Замурин, добродушно откликнулся

 

- Я сейчас свободен, подъезжайте у меня и переговорим.

 

Он вызвал секретаршу

 

- Сейчас ко мне приедут люди, ровно через минуту как они войдут, сообщишь мне по громкой связи, что на проводе прокурор области.

 

Гости не заставили себя ждать, на территорию въехал потрепанный, но черный джип. Из него вышли люди специфической наружности. Возглавлял процессию тщедушный мужичек лет пятидесяти.

 

Секретарша пригласила их в кабинет .Мужичек сел и с вызовом положил на стол синие от татуировок руки. Он внимательно наблюдал какое это произведет впечатление на хозяина кабинета. Замурин на руки посмотрел, но не впечатлился, у боцмана Петренко с Б-142 татуировок было больше, да и висевший за спиной портрет Путилина придавал уверенности.

 

Замигала лампочка громкой связи.

 

-Игорь Павлович, возьмите трубочку, вас просит прокурор области.

 

На слово «прокурор», гость среагировал как член на холодную воду. Он вжал голову в плечи, уменьшился в размерах, спрятал руки в карманах и практически скрылся в своем черном кожаном пиджаке.

 

Замурин, имитируя диалог, запел соловьем.

 

- Сергей Петрович, дорогой, добрый день!

 

- Конечно, как и обещал, все сделал.

 

- На охоту? Конечно подъеду. А Смирнов и Шулин будут?

 

Он произнес фамилии начальника областной милиции и председателя Ивановского суда.

 

- Нет, проблем нету, никто не тревожит. До встречи Сергей Петрович, поклон супруге.

 

Замурин повесил трубку и обратился к посетителям.

 

- Слушаю вас уважаемые.

 

Медленно появляющаяся из пиджачного выреза голова промямлила

 

- Да мы собственно познакомиться, может помощь какая нужна?

 

 

 

Еще через полгода на лесопилку, как на образцовое предприятие стали привозить заезжее начальство. Круг общения расширялся, Замурина уже знали в области.

 

Неожиданно его вызвали в Иваново к Губернатору.

 

Губернатор принял его лично. Задав дежурные вопросы и получив дежурные ответы, Губернатор перешел к делу.

 

- Игорь Павлович, в Правительстве Ивановской области создан новый департамент – Департамент промышленной политики, и я хочу предложить вам его возглавить.

 

Губернатор торжественно взирал на Замурина, ожидая безмерной благодарности и заверений в преданности.

 

Но неожиданно для него, Замурин поблагодарил и вежливо отказался, потому, что понимал - лучше быть головой у мухи, чем задницей у слона!

 

 

 

ИДА 59 ЕБТЬ.

 

 

 

К водолазной подготовке на флоте относились серьезно, особенно подводники. Ею занимались системно, регулярно проводили занятия, сдавали зачеты, задачи и получали допуски. Исключением не была и вторая флотилия атомных подводных лодок. В аудитории учебно- тренировочного комплекса принимали зачет у экипажа К-251. Молодых офицеров драли с особым тщанием, понимая всю ответственность и важность предмета. Саня Мухин отвлекся, залюбовался пейзажем за окном. Заснеженные сопки в дали и небесного цвета бухта Крашенинникова настраивали на романтический лад. Красота! Что-то на него накатило и он стал мурлыкать себе под нос « Растаял в далеком тумане Рыбачий …».

 

Романтика на флоте все-равно, что не убранный гальюн, так же бросается в глаза и так же раздражает. Раздался пугающий рык заместителя командира 45 дивизии атомных подводных лодок по электро-механической части

 

-Лейтенант !

 

Саня вскочил и встал по стойке смирно.

 

-Товарищ капитан 1 ранга, лейтенант Мухин.

 

-Мухин, какие знаете регенеративные ребризеры.

 

Ответ Мухин знал и в правильности не сомневался.

 

-Изолирующий дыхательный аппарат ИДА 59 ЕБТЬ.

 

Зам комдива опешил, покраснел и на конец проорал

 

-Лейтенант, ты что страх потерял?!

 

Лейтенант Мухин находился в полном недоумении и растерянности. Что собственно не так ???

 

 

 

На четвертом курсе училища, по кафедре Теории, устройства и живучести корабля начинались занятия по водолазной подготовке. Занятий ждали, это было интересное, живое дело и что-то подсказывало, что в отличии от высшей математики, физики и начертательной геометрии на флоте это может пригодится.

 

Занятия вел старый полковник медицинской службы, фронтовик Савчук. Невысокого роста, в мешковатой форме, с постоянно слезящимися красными глазами старик щедро сорил междометием ебть. В его устах это не выглядело ни пошлым, ни грубым и не звучало ругательством. Все было очень органично, просто он так разговаривал.

 

И курсанты, и преподаватели между собой называли его не иначе как полковник ебть, при этом относились к нему с глубочайшим уважением. На его лекциях всегда был аншлаг, слушали не отвлекаясь и добросовестно вели конспекты, даже штатные сонливцы на его занятиях не позволяли себе медитировать.

 

-Товарищи курсанты ебть, на прошлом занятии мы рассмотрели СВУ-снаряжение водолазное универсальное. Сегодня мы начинаем изучать изолирующий дыхательный аппарат ИДА 59 ебть.

 

Курсанты старательно выводили в тетрадях тему лекции-«ИДА 59 ЕБТЬ». Именно так и не иначе мозг зафиксировал это дыхательное устройство. Если кому ни будь из учеников Савчука задать вопрос –Что такое ИДА 59 ?, скорее всего он и не сообразит о чем идет речь.

 

На занятиях полковник придерживался классической схемы – от простого к сложному, от общего к частному, и метод обучения тоже был классическим-рассказ с показом. После его рассказа об устройстве дыхательного мешка все поняли, что это сложная инженерная конструкция которую руками лучше не трогать, а то будет баротравма. Для пущей наглядности Савчук подошел к манекену водолаза.

 

-Вот к примеру, подходит оболтус к человеку в снаряжении и говорит- здорово друг Вася, и хлопает его по дыхательному мешку.

 

Приподнявшись на цыпочках, полковник театрально размахнулся и хлопнул манекен по загривку.

 

-И друга Васи ебть больше нет. И пишите теперь  мамке письма ебть про геройскую смерть сына от баротравмы.

 

После цикла лекций начались долгожданные практические занятия. Все было интересно, все хотелось быстрее попробовать самому, но почему то самый большой восторг каждый раз вызывала раздача проспиртованных ваток для протирки масок. Позади остались спуски в бассейн, работа под водой с инструментом и выходы через торпедный аппарат, наступало время экзаменов.

 

Экзамены в училище- мероприятие торжественное и в зависимости от степени готовности курсанта может варьировать между праздником и поминками, но при этом все равно оставаться актом торжественным. Готовились серьезно, даже в гальюне, справляя малую нужду повторяли на практике водолазные сигналы:

 

Потрясти три раза – стой на месте, спускаем второго водолаза.

 

Дернуть и потрясти – иди в право.

 

Частые подергивания – тревога, мне плохо, поднимай скорее.

 

Саня Мухин собирался служить па подводных лодках, а потому к экзамену готовился особенно тщательно. Добросовестно изучив конспект, на всякий случай написал два комплекта шпор. Это называлось закрепить материал.

 

Экзаменационную комиссию возглавлял начальник кафедры капитан 1 ранга Житинкин, с ним экзамен принимали капитан 1 ранга Расмус и полковник Савчук. Билеты состояли из трех вопросов по живучести, устройству и водолазной подготовке. Мухин зашел восьмым.

 

-Товарищ капитан 1 ранга, курсант Мухин для сдачи экзамена по теории устройства и живучести корабля прибыл!

 

Начальник кафедры внимательно оглядел курсанта, внешний вид дело не последнее. Не даром в баталерке висел плакат «Красив в строю-силен в бою!»

 

-Берите билет.

 

Чеканя шаг, Саня подошел к столу и протянул руку за счастьем .

 

-Билет номер девять. Первый вопрос-руководящие документы по борьбе за живучесть корабля, второй вопрос-силы действующие на корпус корабля, третий вопрос-назначение, устройство и правила эксплуатации ИДА 59.

 

С облегчением выдохнув, он сел за стол и начал готовиться. Ответы на все три вопроса он знал и начал не спеша их записывать.

 

Дождавшись свой очереди Мухин, уверенно доложил по первому вопросу, по второму его немного помучил Расмус, но все обошлось.

 

-Давайте третий вопрос.

 

Полковник Савчук оживился. Саня подойдя к плакату с изображением водолаза начал докладывать.

 

-Изолирующий дыхательный аппарат ИДА 59 ЕБТЬ предназначен…

 

Житинкин с Расмусом не сдержавшись прыснули, Мухин растерялся и запнулся.

 

Савчук его подбодрил

 

-Ну что ж вы Мухин ебть, все правильно , продолжайте!