КОРАБЛЬ НАЧИНАЕТСЯ С ИМЕНИ

Каланов Н.А.

     Основные традиции и принципы наименования кораблей русского военно-морского флота были заложены его создателем – Петром I. К началу XX столетия, за более чем 200-летнюю историю отечественного флота, эти традиции сложились в определенную систему номинации, основным стержнем которой было – подбор названий кораблей в соответствии с его классом, назначением, боевыми и мореходными качествами. Огромное влияние имела традиция преемственности имен героических кораблей. Уже при постройке первых военных кораблей, Петром I было узаконено, что утверждение и выбор имен военных кораблей является исключительной привилегией главы государства. Поэтому неслучайно многие названия отражали реалии существующего общественно-политического строя, его идеологию, нравы и вкус представителей правящих кругов. Но даже с учетом всего этого нельзя не видеть, что при выборе имен кораблей на первом месте была забота о поднятии международного престижа России, о поддержании высокого воинского духа, воспитании у моряков чувства патриотизма, гордости за славную историю флота. В годы революции и гражданской войны на флот пришли новые имена. Но особенно массовое "перекрещивание" боевых кораблей началось с 1922 года. Тогда же стала формироваться советская система наименования военных кораблей. Какова она, эта систем? Хотелось бы написать, что она вобрала в себя самые лучшие традиции и имена из старого русского флота. Но увы, это не так… В 20 – 30-х годах новым и старым кораблям стали присваивать в основном имена государственных, партийных и военных деятелей того времени также названия, отражающие революционные завоевания. С бортов кораблей исчезли почти все дореволюционные имена. Была прервана одна из лучших традиций русского флота – традиция преемственности имен наиболее отличившихся боевой деятельностью кораблей. А ведь с этими именами сохранялась в веках и жила духовная связь моряков-предков и потомков. Можно смело утверждать, что до революции был создан целый мемориал исторических корабельных имен. На них воспитывались поколения морских кадров, прививалась любовь к флоту, уважение к его истории, гордость за Отечество. К сожалению, с исчезновением многих имен, забылись и целые страницы истории флота. Были уничтожены и канули в безвестность корабельные исторические реликвии. И мы забыли об этом, как будто бы это и не наша история, не наше великое прошлое. Почему бы и в наше время не возродить древние корабельные династии имен: "Полтава", "Лесное", "Красное", "Память Меркурия", "Самсон", "Не тронь меня"? Чем плохи для современных кораблей названия "Паллада", "Пересвет", "Веста", "Кагул", "Рюрик", "Кореец", "Изяслав"? За каждым из них стоят подвиги русских моряков, доблесть слава и честь военно-морского флота. В этих именах история нашей Родины. Впрочем, некоторые из героических имен-реликвий значатся в списках советского флота. Но кому они присваиваются? Не боевым, а вспомогательным или гражданским судам! Именно так и произошло с именами прославленных кораблей "Бородино" и "Гангут". Не смогла наша система наименования в полной мере развить традицию преемственности названий кораблей, которые заслужили память о себе в годы гражданской и Великой Отечественной войн. Ныне они употребляются только среди крупных боевых единиц, причем их количество составляет не более четверти. В других классах кораблей таких имен нет вообще. Забыты корабли-герои революции и гражданской войны: "Амур", "Потемкин", "Прут", "Карл Либкнехт", "Пантера". Не нашли своих преемников орденоносцы и гвардейцы Отечественной: "Незаможник", "Усыскин", "Лембит", "Красная Абхазия" и другие. Зато треть современных наиболее мощных кораблей названа в честь военных деятелей времен Отечественной войны и послевоенных лет. Среди них 5 маршалов и 20 адмиралов. Нет сомнения в значительности вклада этих уважаемых военачальников в победу над фашизмом и в повышение боеспособности наших Вооруженных Сил. Но почему такой односторонний подход? Почему в современном флоте нет ни одного корабля, названного в честь участников-героев революции, гражданской войны (за исключением "Василий Чапаев")? Забыты и моряки, оставившие глубокий след в истории страны и военно-морского флота: Матюшенко, Шмидт, Дыбенко, Альфатер (кстати, это имя было в списках флота до 1945 года), Раскольников, Кожанов, Викторов и другие. Мы в большом долгу перед этими людьми, чьи заслуги долгое время замалчивались или искажались. Один из таких людей – Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов. И в высшей степени справедливо, что теперь его имя будет носить современный крейсер. Система "классовой" градации заслуг, не берется во внимание служба и преданность своему Отечеству, оттерла в тень многих отечественных флотоводцев, талантливых мореходов и кораблестроителей. В Советском Военно-Морском флоте ни разу не появлялись на бортах кораблей имена: основателя флота Петра Первого, адмиралов – Спиридова, Бутакова, Грега, Корнилова, кораблестроителей Скляева, Попова и многие другие. Вчитываешься в названия современных кораблей, и возникает много вопросов. Например, есть замечательная традиция именовать корабли в честь городов-героев и столиц наших республик. Многие из таких названий органично включили в себя память о знаменитых предшественниках: "Севастополь, "Новороссийск", "Таллин", "Москва", "Керчь". Однако, странно, что среди них нет городов-героев Бреста и Одессы. Но зато есть большой противолодочный корабль 1 ранга "Симферополь" и еще "Ульяновск". Чем эти города достойнее городов-героев? В годы Великой Отечественной войны родилась хорошая традиция называть корабли в честь комсомольских организаций, собравших средств на их постройку. Многие из этих "комсомольских" кораблей героически воевали, а после войны передали свои имена новым. Появлялись и другие "комсомольцы". Сейчас в составе флота таких кораблей уже за 40 и их количество до недавнего времени постоянно и неудержимо росло. Но почему? Ведь комсомольцы средств уже давно не собирают. Да и на флот служить не многие рвутся. Где гарантия, что эта уже извращенная традиция не будет продолжаться? Поводы всегда найдутся. Наверно, надо остановится, но при этом не стоит забывать и старые действительно заслуженные "комсомольские" имена. Особенно не в почете среди моряков названия юбилейно-парадные, типа "50 лет шефства комсомола", "Имени XXV съезда КПСС", "Имени XXVI съезда КПСС", "Имени 70 лет ВЧК КГБ" и прочие. Пусть в идею такого наименования и хотели вложить новый смысл, пусть эти имена и соответствовали духу своего времени, но для флота такие имена неприемлемы, по причинам, понятным любому моряку. При упоминании таких названий приходят на память слова моряка, участника средиземноморской эскадры адмирала Сенявина, флаг-офицера Свиньина: "Никогда так не поражает странность имен некоторых наших кораблей, как при ответах капитанов, когда опрашиваемы они бывают ночью часовыми. На вопрос "Кто едет?". Капитан должен назвать имя своего корабля и потому как странно слышать, что едет "Святая Елена", "Зачатие Святой Анны"…" Все эти метаморфозы с именами советских кораблей, конечно являются отражением тех, болезней которыми страдала вся система наименования боевых кораблей, строго регламентирует, какие традиции существуют для наименования определенного класса кораблей. Причем в ней узаконено, что самым мощным боевым кораблям должно соответствовать имя, никак не ниже фамилии видного советского государственного деятеля или военачальника. Вот почему у нас так много "фамильных" кораблей, в честь тех, кто правил нами в разные годы: так было при Сталине, не изменилось и до сих пор. Именно поэтому приход к власти нового лидера всегда отличался волной переименования, в первую очередь, боевых кораблей. В наши дни становятся известными многие "белые пятна" в биографии страны. Но гласность об истории корабельных имен только-только начинает проявляться в печати. Даже в новейших справочных изданиях типа ""Корабли и суда ВМФ СССР 1928-1945 гг.", вышедшем в 1988 году (!), не упоминаются многие названия военных кораблей, которые они носили в разные годы. Такая тенденция "забывчивости" появилась еще 60 лет назад. Тогда было запрещено где-либо упоминать, что некоторые боевые корабли носили имена руководителей партии и военачальников, которые, став "врагами народа" были репрессированы или изгнаны из страны Сталиным. Только в иностранных источниках нынче можно узнать, что корабли "Гарибальди", "Красный Азербайджан", "Войков" в 20-е годы назывались "Троцкий", "Азард" именовался "Зиновьевым", "Капитан Керн" – "Рыков". Немногие знают, что Сталин отобрал имена у таких кораблей, как "Петровский" (стал именоваться "Железняков", "Вострецов" ("Дзержинский"), "Тухачевский" ("Водопьянов") и т.д. Кстати, в начале 60-х годов имя Тухачевского носило военное вспомогательное судно ТОФа, но вскоре, почему-то оно было переименовано в "Камчатский комсомолец". А вот более позднее проявление этой "забывчивости". После разоблачения культа личности Сталина, историки стали стыдливо умалчивать, что в составе флота воевали корабли с названиями "Сталин", "Молотов", "Каганович". И уж совсем невозможно где-либо найти упоминание о гражданских судах "Берия", "Ягода", "Н. Ежов", "Хрущев". А ведь некоторые из них участвовали в перевозке военных грузов. Как бы и теперь, когда стала известна нелицеприятная правда о многих прежних руководителей нашего государства, мы вновь не стали забывать имена и деятельность многих кораблей и судов, (а стало быть, и деятельность экипажей!), названных одиозными фамилиями. Тем более что еще совсем недавно в составе нашего флота числились "Маршал Ворошилов", "Калинин", "Жданов". И тот факт, что один из современных авианесущих крейсеров "в целях увековечивания" собирались назвать "Леонид Брежнев" или "Маршал Брежнев" (ныне это "Тбилиси") красноречиво говорит сам за себя. Несомненно, что наша советская система наименования военных кораблей нуждается в совершенствовании. Необходимо вдохнуть в нее новые идеи, возродить лучшие старые традиции, в том числе и дореволюционные. Тем более, что потребность в духовной преемственности в нашем народе и его Вооруженных Силах ощущается все острее и настойчивее. В Военно-Морском Флоте еще много безымянных кораблей, так называемых "номерных". А, наверно, нужно, чтобы каждый из них имел собственное красивое, гордое имя, свою память и историю. А хороших имен в нашей истории достаточно. Необходимо отдать дань тем морякам, которые незаслуженно забыты. Надо более бережно относится к историческим корабельным реликвиям, создать историографии всех героических кораблей. Безусловно, при выборе названия необходим более строгий отбор имен, нужна гласность и всеобщее их обсуждение. Ориентиром при этом должны служить здравый смысл и чувство истории. И тогда не будет названий безликих, "парадных", "юбилейных", "увековечивающих".